Контакты

Электронный адрес:
dom@vipturkey.ruЭтот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Телефон в Москве:
+ 7 903-013-11-01

Телефон в Архангельске:
+7 921-672-42-12

Телефон в Казани:
+7 917-391-09-99

Телефон в Турции:
+ 7 903-013-11-01

Участие в выставках

выставка Домэкспо выставка недвижимости выставка недвижимости выставка недвижимости выставка недвижимости
Недвижимость и Бизнес-предложения
Новости В МОСКВЕ - ПОЛИТИКА , В КАЗАНИ - БИЗНЕС,

В МОСКВЕ - ПОЛИТИКА , В КАЗАНИ - БИЗНЕС,

Впервые в истории российско-турецких отношений с государственным визитом в РФ прибывает глава Турецкой Республики, президент Абдулла Гюль. Его визит продлится четыре дня, два из которых Гюль проведет в Москве, а оставшиеся — в Казани, куда его пригласил, отдыхая в минувшем сентябре в турецком Кемере, президент Татарстана Минтимер Шаймиев.

Впервые в истории российско-турецких отношений с государственным визитом в РФ прибывает глава Турецкой Республики, президент Абдулла Гюль. Его визит продлится четыре дня, два из которых Гюль проведет в Москве, а оставшиеся — в Казани, куда его пригласил, отдыхая в минувшем сентябре в турецком Кемере, президент Татарстана Минтимер Шаймиев.
Первоначально поездка турецкого президента планировалась на декабрь 2008 года, однако была отложена в связи с заболеванием Гюля, из-за которого врачи посоветовали ему некоторое время не летать самолетами. «Медицинская» причина переноса визита в Россию, скорее всего, верна и не является дипломатическим ухищрением. Дело в том, что сегодня между РФ и Турцией нет непреодолимых противоречий, разрешение которых было бы невозможно без демонстративных шагов подобного рода.
Повестка дня диалога между Москвой и Анкарой — весьма насыщенна. На предстоящей встрече Дмитрия Медведева и Абдуллы Гюля будут подняты вопросы экономических отношений двух государств, строительства газопровода «Южный поток», ближневосточного урегулирования. Среди ключевых тем переговоров — судьба Платформы стабильности и сотрудничества на Кавказе (она же «Кавказская платформа»), с инициативой которой Турция выступила сразу после окончания активной стадии российской операции по принуждению Грузии к миру.
Этот вопрос представляется особенно важным, поскольку касается геополитического проекта, на который Анкара возлагает большие надежды. Как заметил в интервью «Интерфаксу» посол Турции в России Халиль Акынджи, «рассчитываем, что с помощью этой Платформы мы сможем сначала уменьшить напряженность на Кавказе, а потом выйти на решение всех проблем, которые существуют в этом регионе».
В то же время, указал Акынджи, «я не могу сказать точно, о чем будут говорить президенты» (Медведев и Гюль, — прим. ред.). Но посол выразил уверенность в том, что «не будет никаких ограничений в темах, которые будут между собой обсуждать два президента, ведь есть политическая воля для того, чтобы развивать и дальше наши отношения».
Не определены окончательно и все детали казанской программы главы турецкого государства. Известно лишь, что в ходе поездки в Татарстан Абдулла Гюль встретится с Минтимером Шаймиевым, примет участие в экономическом форуме «Татарстан-Турция», посетит Казанский госуниверситет, где получит диплом почетного профессора, а также мэрию города, где ему покажут презентационный фильм к Универсиаде-2013.
Следует отметить, что неопределенность — характерная черта российско-турецких официальных мероприятий, в том числе и самого высокого уровня. К примеру, программа Года культуры Турции в РФ, прошедшего в 2008 г., без конца изменялась и дополнялась, из-за чего торжественное открытие Года пришлось отложить почти на два месяца.
«Визит в Москву президента Турции является важным событием, — заметил „Росбалту“ эксперт Фонда стратегической культуры Андрей Арешев. — У России и Турции есть как серьезные взаимные интересы в сфере торговли, энергетики, так и сохраняющиеся проблемные моменты». На ближне- и средневосточном геополитическом «театре» обозначились некоторые подвижки, которые, несомненно, требуют дополнительной «сверки часов» между Москвой и Анкарой, отметил политолог.
«Имеются в виду не только долгосрочные последствия кавказского кризиса, которые Анкара попыталась использовать для продвижения своей „Кавказской платформы“, — пояснил он. — Судьба этой инициативы представляется несколько неопределенной, вероятно, потому, что она могла быть воспринята заинтересованными сторонами в качестве скрытой формы реализации американских интересов, существенно пострадавших после военного разгрома и временной потери дееспособности режимом Саакашвили — основным клиентом Вашингтона на Южном Кавказе».
Подозрения в наличии американской «подкладки» в инициативе Анкары по Кавказу усиливала также явная недооценка роли Ирана в первоначальных вариантах турецких предложений, ставших предметом подробного обсуждения в ходе международных конференций как в самой Турции, так и за ее пределами. «Можно предположить, что в Анкаре все это постарались учесть — во всяком случае, существенное сближение Турции с Ираном, имеющее, помимо прочего, и энергетическую основу, становится фактом», — констатировал Андрей Арешев.
Отношения любых крупных держав нельзя анализировать без учета «американского фактора», и Россия с Турцией — не исключение, напомнил эксперт. «Вместе с тем, оформленный курс новой администрации США нам обещают предъявить через несколько месяцев, так что это еще один дополнительный стимул к тому, чтобы „сверить часы“ именно сейчас», — полагает он.
Андрей Арешев также обратил внимание на то, что визиту президента Гюля в Москву предшествовали встречи министра иностранных дел Турции Али Бабаджана с его армянским и азербайджанским коллегами. «Возможно, после подписания Майндорфской декларации можно ожидать неких совместных шагов России и Турции в направлении урегулирования карабахского конфликта, — подчеркнул эксперт Фонда стратегической культуры. — Объективно ни Москва, ни Анкара, ни Тегеран не заинтересованы в дестабилизации на Южном Кавказе, что создает предпосылки для определенной координации между ними».
В то же время, добавляет эксперт, «перспективы прорыва на карабахском направлении переоценивать не следует, равно как и возможные инициативы двух стран в решении принципиально не имеющего решения ближневосточного конфликта».
Комментируя «внутрироссийское» измерение визита турецкого лидера, Арешев указал, что, вполне возможно, поездка Абдуллы Гюля в Казань «не будет простым визитом вежливости».
«Высказываются предположения, что в ходе обмена мнениями с руководством Татарстана может быть поднят вопрос о турецких лицеях, достаточно долго функционирующих на территории республик Поволжья, — пояснил эксперт ФСК. — Хорошо известны и вопросы, которые в связи с этим возникали. Однако не совсем понятно, что может сказать в этой связи турецкий президент: любые лицеи могут функционировать лишь в соответствии с внутренним законодательством — что в России, что в Турции». Приоритетом в ходе встреч в Казани станут все же экономические вопросы, полагает эксперт: «Во всяком случае, деловой форум „Татарстан-Турция“ для этого как никогда кстати».
Подобного мнения придерживается и представитель Платформы «Диалог Евразия» в Республике Татарстан Расим Хуснутдинов. «Гюлю интересно увидеть Казань и ее жителей, — заметил он „Росбалту“. — В его группе очень много бизнесменов, заинтересованных, прежде всего, в налаживании бизнес-отношений с Россией и Татарстаном. Что касается политических вопросов, то затрудняюсь предположить, будут ли они подниматься. Скорее, на этом направлении турецкое руководство будет договариваться с Москвой».
Вряд ли будут обсуждать в Казани и «Кавказскую платформу», полагает казанский эксперт, поскольку это опять же было бы неправильно по отношению к федеральному центру. «Конечно, в Казани самым важным вопросом остаются турецкие лицеи, но это довольно „скользкая“ тема, — говорит Хуснутдинов. — Тут тоже надо учитывать интересы Москвы и нельзя делать ошибок. В общем, Абдулла Гюль поедет в Москву за политикой, а в Казань — за бизнесом».
Яна Амелина ( Росбалт)